недвижимость новомосковск

Филатов: Зачем звать иностранцев в Кабмин, если прокуроры в доле? Частина 1.

Соратник Коломойского раскрывает детали закулисного общения, признает использование админресурса и поясняет истоки своего конфликта с Банковой

Депутат Верховной Рады Украины Борис Филатов в интервью ЛІГАБізнесІнформ — о группе Приват, Игоре Коломойском, депутатах в парламенте и о президенте Петре Порошенко.

О новой Верховной Раде и группе Приват

— Вы не скрываете, что вы человек из команды Игоря Коломойского. Сколько вашей команде удалось провести людей в Верховную Раду и что вы собираетесь делать в парламенте?

— Нужно определиться, что такое команда Коломойского. ФПГ Коломойского отличается от других в том числе тем, каким образом она оформлена, каким образом принимаются решения и каким образом в принятие решений интегрированы люди.

Условно, если мы говорим о Метинвесте или СКМ, то мы понимаем: в одном случае есть Ахметов с вертикально-интегрированным холдингом. Во втором — есть у него партнер господин Новинский. Это вертикально-интегрированная компания, где есть высокооплачиваемые менеджеры, которые принимают решения, которые им делегируют бенефициары.

Если говорим об ФПГ Интерпайп, то есть Виктор Михайлович Пинчук, который имел партнеров. Потом он их «высадил» — рассчитался с кем-то, с кем-то не рассчитался. И вот Виктор Михайлович, который командует на некоторых каналах и командует в трубной отрасли.

Когда мы говорим об ФПГ Приват, то есть Игорь Валерьевич Коломойский и его партнер Геннадий Борисович Боголюбов. И есть огромное количество людей, которые каким-то образом интегрированы в эту группу, но при этом они являются партнерами, младшими партнерами или равноправными, какими-то участниками в большом количестве бизнесов.

В других ФПГ речь идет о вертикально-интегрированных холдингах, а в нашем случае — это некая горизонтальная сеть. Когда говорят, что я работаю с Коломойским — да, это правда. Я был с ним партнером в медиабизнесе. Когда-то мне принадлежало 25% УНИАН. Потом я из этого бизнеса вышел, а он выкупил мою долю. В настоящее время я его партнер — вместе с Корбаном- по недвижимости (торговые центры). Вернее, был партнером, пока не стал народным депутатом. Теперь я передал корпоративные права своим бывшим партнерам.

С другой стороны, между нами есть история отношений. Бывало, что мы даже два года не разговаривали. Это жизнь. Если говорить о командной работе, то здесь серьезную роль сыграла наша общая работа в Днепропетровской облгосадминистрации. Но если раскладывать всю картинку отношений в группе Приват — не хватит целого вечера.

В парламенте есть Филатов и группа людей, которые так или иначе связаны с группой Приват — либо работали в структурах группы, либо по каким-то личным отношениям. Например, есть Саша Дубинин, генеральный директор Днепроазота — предприятия, которое на 100% принадлежит Привату. Или Саша Шевченко, директор гостиничного комплекса Буковель.

Есть и другие примеры более личного характера. Речь о людях, которых жизнь свела с Игорем Валерьевичем в связи с последними событиями в стране. Этих людей нельзя назвать «людьми Коломойского», но мы с ними точно можем общаться. Например, можно ли назвать человеком Коломойского Андрея Денисенко, хотя на самом деле он является человеком Яроша? Можно ли считать человеком Коломойского Андрея Тетерука из киевского батальона Миротворец? Это близкий наш товарищ, но Коломойский его в глаза не видел. Просто я знаю, что если вдруг что — Андрей нас всегда поддержит. Это товарищ Семена, товарищ Березы, который сидел с ними в окружении в Иловайске.

Это другой парламент, не такой как был раньше. Он очень многоплановый. Если сейчас этих людей условно собирают на фракции и говорят: нас Европа не поймет, давайте отдадим «оппозиции» вице-спикера и будет им Вилкул, то у этих людей сразу наливаются кровью глаза.

Или Дима Ярош (лидер Правого сектора — ред.). Можно ли считать его человеком Коломойского? Мы помогали ему делать предвыборную кампанию и не скрывали этого, лично Славик Олейник (замгубернатора, — ред.) ездил с Ярошем по всем встречам и четко говорил: Днепровская ОГА поддерживает Яроша, потому что этот человек очень много сделал для обороны страны.

— Это использование административного ресурса.

— Можно ставить нам это в упрек, можно не ставить. Но есть вещи морально-этического характера. Если, допустим, Святослав или я считаем Диму человеком, который сделал очень много для страны — почему мы не можем публично его поддержать? Более того, когда один — не буду называть, кто — из уважаемых первых лиц государства спросил Коломойского, зачем он поддерживает Яроша, он ответил: так он же мой подельник, б..дь. В России в розыске три человека — Ярош, Аваков и Коломойский. По Авакову и Коломойскому, насколько я знаю, Интерпол отклонил документы, а по Ярошу принял. Подельники, конечно.

— Что связывает Правый сектор и команду Коломойского?

— История совместно прожитых страшных месяцев. Причем киевский истеблишмент этого не понимает, ему все время кажется, что мы спелись с Ярошем, чтобы иметь подотчетную нам военизированную структуру. С другой стороны — насколько я экстраполирую их мысли — Ярош спелся с нами, потому что ему нужны деньги.

— В полной ли мере эти подозрения беспочвенны?

— Несомненно. В том числе и в конфликте, который сейчас возник у меня с Блоком Порошенко — это коренное несовпадение мировоззрения.

Когда начали объявлять первые так называемые «референдумы» ДНР-ЛНР, мы увидели, что граница приближается к нам, к Днепропетровску, начались какие-то вылазки, а у нас нет ни милиции, ни самообороны, ни батальонов добровольцев. Когда мы провозгласили создание батальона Днепр, это был блеф, потому что батальон только набирался и был без оружия. Но мы уже сообщили, что у нас есть чуть ли не 300 вооруженных до зубов бойцов. По Сунь Цзы: когда сильный — показывай, что ты слабый; когда ты слабый — показывай, что ты сильный.

Ярош принял решение первым. Он заявил, что в связи с тем, что на востоке начинаются все эти события, он переносит ставку в Днепропетровск. Почему наша область? Потому что Ярош из Днепродзержинска. Кроме того, тогда Правый сектор из Киева выдавливали. Он собрал всех своих обормотов и выехал к нам. Хотите? Приезжайте. Где вас поселить? И вот звонит начальник ГАИ нам в ОГА и говорит, что приехали три автобуса людей, вооруженных до зубов. Мол, что делать? Гаишники все попрятались. Мы объяснили, что это наши люди.

— Начальник ГАИ докладывает прямо в ОГА?

— Конечно. Ну а как? Это нормально, потому что это связано с безопасностью. У нас все друг другу звонят, кроме областного прокурора Федыка. Прокурор Федык не звонит никому, потому что его никто не замечает.

Так вот, мы их поселили на турбазе в Приднепровске. Это был первоначальный этап отношений с Правым сектором. Потом был другой, когда Дима Ярош бегал и кричал, что прострелит мне колени. Проблема заключалась в том, что некоторые из бойцов ПС были замечены в нападении на залы игровых автоматов и в других вещах. Мы переселили их на базу в Покровском. Снова нам посыпались жалобы. Я по этому поводу начал высказывать свое публичное недовольство. Я писал тогда: если это все не успокоится, я всем расскажу, какой сброд в ПС. Ровно на следующий день они начали мне звонить: «Да мы тебя, мы тебя». Я сказал — так, идите, гуляйте. Был и такой этап. Это жизнь. Нельзя сказать, что у нас было все гладко.

— За четыре дня на базе ПС я особо не увидел денег Коломойского. Все скромно. Приват не помогает Правому сектору деньгами?

— Коломойский не в состоянии всех содержать. Например, говорят о Семенченко. Ничего подобного — он никогда не брал у нас деньги, это была его принципиальная позиция. Мы помогали первоначально консервами и барахлом. А потом «Донбасс» и вовсе перешел в Нацгвардию и переехал в Новые Петровцы. Но отношения между нами остались.

— Кто еще симпатизирует вашей группе в Раде?

— Можно условно разделить на несколько групп. Например, господина Коломойского связывают с Хомутынником. Говорят, мол, он условно агент Коломойского в парламенте.

— Это правда?

— Ну, я думаю, это неправда. Дело в том, что Виталик достаточно самостоятелен и далеко не бедный. В парламенте он как рыба в воде и готов вести свою политику. Но нельзя исключить, конечно, что они общаются с Коломойским. Группа Хомутынника — это люди, с которыми Приват может общаться. И, наверное, может в том числе сложить какой-то пасьянс.

— Группу Приват и Коломойского не смущает, что Хомутынник и члены его группы голосовали за законы 16 января?

— Если мы говорим об этих законах, то ситуация какая. Коломойский все-таки не Ярош, а потому приписывать ему какую-то серьезную идеологию было бы несправедливо. Если говорить о группе Еремеева и группе Хомутынника, то депутаты этих групп потом в некоторой степени хотя бы реабилитировались, когда проголосовали за приостановление кровопролития. Тут нужен избирательный подход.

Если брать условно сотрудников, симпатиков и так далее, то мне кажется, что в одном только БПП есть человек 15 наших людей. И нужно знать Коломойского. Это такой парень, что он никогда не рассказывает всей картины. Не удивлюсь, что если завтра он позвонит и скажет, что вот этот и этот парень тоже наши симпатики.

— На фракцию сейчас собрали бы людей?

— На один щелчок. Вот, например, Вовка мимо прошел (депутат Владимир Солар, — ред.), 55-й номер Народного фронта, позывной «Стрела», батальон «Айдар». Нас с ним познакомил Рубан. Он помогал Рубану обменивать пленных, делал коридоры. Естественно попал в парламент случайно, потому что никто не думал, что НФ возьмет такое количество голосов. Я этого человека знаю. И при определенном стечении обстоятельств можно говорить с ним о том, чтобы он вошел во фракцию, которую будут создавать комбаты.

— Депутатское объединение будет?

— Да, будет объединение из участников АТО. Я всех этих людей знаю лично. Первый законопроект, который мы подали — Ярош, Мельничук, я, Виталий Куприй, Андрей Денисенко, Береза Борислав, Юрий Береза — вопрос о признании участниками боевых действий всех добровольцев, которые воюют без документов. В первую очередь это касается батальонов ДУК, ОУН и «Айдар».

Об отношениях с командой Порошенко

— Говорят, что ваша ссора с Блоком Петра Порошенко имеет бизнес подоплеку. История такова: группе Приват разрешают проводить топливные аукционы, взамен Приват в кратчайшие сроки платит дивиденды в бюджет. Но в итоге подконтрольная Привату Укрнафта не платит (долг больше 2 млрд.грн.), а налоговая давит на активы Привата. Прокомментируйте.

— Честно, тут я вообще сказать ничего не могу.

Могу сказать, что я знаю. Когда я пришел к Игорю и сказал, что большой скандал (в авиации) в том числе экстраполируется на мой уход из БПП, на это он сказал одну фразу: «Говорил я этому Майбергу (совладелец МАУ Арон Майберг, — ред.), зачем ты назначил этого козла». Кто куда кого назначил и кто козел — я не знаю. Но с самого начала это было представлено как картельный заговор и все остальное.

— Историю с МАУ нужно пояснить. Сейчас МАУ обвиняют в том, что новые правила распределения авиаполетов выписаны под эту компанию. Минюст завернул это решение авиавластей на доработку.

— Я в этих вещах не разбираюсь. Я спросил Игоря напрямую, что происходит. Ну вот он и ответил, что это дурная инициатива Майберга, в результате которой произошел скандал. К МАУ я не имею никакого отношения. Я в этом не разбираюсь. Но бывает и по-другому. Например, звонит мне директор Днеправиа Олег Новиков. Он говорит: «Вот тут все написали, что Аэрофлоту запретили летать в Харьков и Днепропетровск». Я спрашиваю, причем здесь я. Он поясняет, что звонит мне как бывшему замгубернатора, чтобы поинтересоваться, нет ли в этом запрете роли ОГА. Дело в том, что под шумок запрета полетов российским авиакомпаниям, запретили полеты и Днеправиа. Новиков сказал, что теперь ему нужно тысячам людей вернуть билеты. Я предложил сделать публичное заявление, чтобы прояснить ситуацию, потому что нас всех умышленно демонизируют.

— Вы часто говорите о неких тайных договорняках Банковой и бывших регионалов. Можете привести конкретные доказательства?

— Я не присутствовал при договоренностях, но я вижу результат. Знаменитый 38-й округ, где баллотировался партнер Вилкула по сельскохозяйственному бизнесу Нестеренко. Я просто расскажу, как все было. Основным конкурентом Нестеренко в округе был бывший мэр Литвищенко, которого при регионалах посадили в тюрьму. Не буду комментировать — жертва он режима или за дело посадили — не имеет значения. Нестеренко при Вилкуле был заместителем губернатора, партнером по бизнесу, человеком, победившим исключительно скупкой голосов.

— Есть факты?

— На сайте Цензор наш коллега Юрий Бутусов выкладывал оперативную съемку СБУ, как люди от Нестеренко скупают голоса: приведи друга — получил столько, приведи больше — получи столько. Кроме того, есть масса фактов о том, что они раздавали талоны на хлебобулочные изделия. У него просто много хлебозаводов.

Мы это все собираем, систематизируем и приносим в Новомосковскую прокуратуру — и она не усматривает состава преступления. Мы звоним областному прокурору Федыку — он не берет трубку. Мы звоним генпрокурору Яреме с просьбой привести Федыка в чувство. Он говорит, что у нас с ним конфликт, а он хороший человек, идите, типа, гуляйте. Мы звоним Зубко (первый замглавы АП, вчера назначен Радой вице-премьером, — ред.) и Ложкину, говорим, что творится? На что мне лично Зубко говорит: «Не драматизируйте ситуацию».

Как это расценивать? Я же говорю, я не присутствовал при договорняках. Но результат очевиден.

Дальше Нестеренко выигрывает с незначительным перевесом голосов. Возникает скандал. Нестеренко свозит своих работяг с колхозов. Назначается Высший административный суд по пересчету голосов. Потом приходят наши адвокаты и говорят: позвонили из Администрации президента от господина Березенко (руководитель Госуправления делами АП Сергей Березенко, — ред.) и сказали: этот человек нас устраивает и пересчитывать голоса не нужно. Кто такой Березенко — понятно. Это воспитанник Черновецкого. Петр Алексеевич его у себя пригрел. И он же занимался мажоритарными округами, расписывал. В том числе и я к нему неоднократно ходил, и он эти шахматки все заполнял.
— Конкурент Нестеренко был вашим человеком?

— Нет. Мы в этот конфликт ввязались, потому что мы считаем, что регионалов нельзя было пускать в парламент. Это во-первых. А во-вторых, у нас есть личные отношения с Сашей Вилкулом, которого после событий Майдана мы везде, где он нам будет попадаться, будем ловить его за хвост.

Дальше Нестеренко попадает в Раду. Ему звонит Корбан и говорит: «Подъезжай». Он подъезжает. Корбан объясняет: «Смотри, мы тебя в покое не оставим. Ты не обижайся. Это незаслуженный приз». Он отвечает: «Послушай, я со всеми в АП договорился. Я буду в БПП». И БПП берет во фракцию Нестеренко, а меня исключает. Это до какой степени цинизмом надо обладать? Петру Алексеевичу мало депутатов, раз он собирает такой сброд? Я называю четко Петра Алексеевича, потому что мы знаем, кто принимает решение — не Луценко и не Ковальчук. Люди же все видят и понимают. Теперь, я думаю, через месяц или два Нестеренко встанет и скажет: «До свидания» и окажется в Оппозиционном блоке.

О генпрокуроре Яреме и ситуации в Донбассе

— Деятельность или бездеятельность генпрокурора Яремы — это кадровая ошибка президента или сознательная политика Банковой?

— Я думаю, что это типичный пример кадровой политики Петра Алексеевича. Наш конфликт с Яремой начался с Федыка. Он был назначен еще свободовцем Махницким. Мы еще тогда звонили Баганцу и Голомше: уберите идиота. Теперь он достался Яреме по наследству, а Ярема в пику нам его поддерживает. Любая конфликтная ситуация — везде Ярема и, я уверен, что и Петр Алексеевич, усматривают «руку Привата». Им априори невозможно объяснить, что есть вещи, которые строятся не только на конспирологии. Мы три раза звонили Яреме и просили убрать Федыка. Назначьте своего в доску, назначьте своего человека, но уберите этого… Когда Федыка вызывают на показания в прокуратуру, он рассказывает: ОГА — все плохие, начальник милиции — плохой, начальник СБУ — п

4 комментария

  1. Ольга Иванова Сентябрь 5, 2019 4:47 дп  Ответить

    [id5853960|Влад], что не может не радовать!

  2. Влад Винник Сентябрь 5, 2019 3:39 пп  Ответить

    Олигархи занервничали

  3. Олександр Далжок Сентябрь 6, 2019 10:34 пп  Ответить

    В усіх там рило в пуху.. У мене до Філатова є теж запитання..

  4. Віктор Пилипенко Сентябрь 7, 2019 5:39 пп  Ответить

    Нех… пистеть.. Филатов — тоже не мужичонка,который с улицы пришел))))

Добавить комментарий